Государственный Академический Театр Классического Балета
под руководством Н. Касаткиной и В. Василёва.

все жанры кроме скучного

О театре/Статьи/

Время Музыка Музыканты

Наталия Касаткина

Наталия Касаткина…

В тот вечер на сцене Центрального концертного зала «Россия» шёл спектакль Государственного концертного ансамбля Союза ССР «Московский классический балет». Он был посвящён тридцатилетию творческой деятельности народной артистки РСФСР, лауреата Государственной премии СССР Наталии Касаткиной. И не случайно коллектив показал балет «Повесть о Ромео и Джульетте» С. Прокофьева. Он, как мне кажется, является лучшей после знаменитой постановки Л. Лавровского хореографической версией партитуры Прокофьева.

Наталию Касаткину хорошо знают любители балета и в нашей стране и за рубежом. У всех в памяти яркие образы, созданные ею на сцене Большого театра Союза ССР: Фригия («Спартак»), Рок («Кармен-сюита»), Бесноватая («Весна священная») и многие другие. В её искусстве балерины соединились блестящая школа классического танца и современная пластика с присущей ей экспрессией и темпераментом. Чистая танцевальность у Касаткиной никогда не заменяла актёрской игры, она всегда была подчинена созданию выразительного и глубокого образа. В этой удивительной гармонии балетного и актёрского начал — секрет её замечательного танцевального искусства.

Ещё танцуя на сцене Большого театра Союза ССР, Наталия Касаткина вместе с Владимиром Василёвым успешно дебютировала как балетмейстер. Их первой работой в этой сфере был балет «Ванина Ванини» на музыку Н. Каретникова. Вслед за ним последовал одноактный балет «Геологи» также на музыку Н. Каретникова — один из самых удачных балетных спектаклей на современную тему. Затем — великолепная «Весна священная» И. Стравинского на сцене Большого театра Союза ССР.

Наталия Касаткина

Успех этих постановок открыл дорогу к новым работам. Касаткина и Василёв ставят ряд интересных спектаклей на сценах лучших театров страны. И это не только балетные спектакли, но и оперные, например, «Так поступают все женщины» Моцарта, опера, с успехом идущая на сцене ГАБТа СССР. Мне думается, что во многих ярких, запоминающихся женских героинях спектаклей Наталии Касаткиной нашло продолжение её своеобразное искусство танцовщицы. Я невольно вижу отсвет её исполнительской индивидуальности в созданных ею хореографических образах — Айши в «Гаянэ», Синьоры Капулетти в «Повести о Ромео и Джульетте», Наталии Николаевны в «Пушкине»… В этих образах ощущается сам дух её исполнительского искусства.

С 1977 года Наталия Касаткина и Владимир Василёв — руководители ансамбля «Московский классический балет». За годы работы с этой труппой появился ряд интересных и своеобразных спектаклей, воспитан ряд талантливых танцоров. Художественное становление некоторых из них произошло под влиянием тех эстетических принципов, того художественного направления, которых придерживается в своём творчестве Касаткина. Немало своего мастерства, артистизма она передала таким балеринам, как Маргарита Перкун-Бебезичи, Вера Тимашова, Анна Сердюк, Татьяна Палий.

Я счастлив, что судьба свела меня с Наталией Касаткиной и Владимиром Василёвым и многие годы нас связывает большая творческая дружба. На сцене Государственного академического театра оперы и балета имени С. М. Кирова они поставили два моих балета и две оперы. В процессе нашей работы приходилось бывать на репетициях. Я присутствовал в те моменты, когда на моих глазах рождались хореографические образы, когда воедино сливались Касаткина балерина и Касаткина-хореограф. Я повидал балетмейстеров, предстающих во время постановки спектакля в облике мастера, который, «засучив рукава», работает деловито и уверенно. Наталия Касаткина в такие моменты казалась мне самой Музой современного танца. Для её стиля балетмейстера как-то не очень подходят обычные слова: «работает», «ставит балет». Это именно сотворение прекрасного. Она удивительно выразительно показывала исполнителям отдельные движения, фрагменты будущего спектакля. Всё это осталось в моей памяти как прекрасные мгновения настоящего вдохновенного творчества.

Как рождаются стихи или композитор создаёт партитуру? Мы не видим, не слышим как это делается, мы можем воспринять только уже результат их творчества. Репетиция Касаткиной — это тот случай, когда художественная мысль, творческая идея зримо реализуется у вас на глазах. Я думаю, что о её работе, о её репетициях можно снять увлекательный фильм — фильм о том, как рождается искусство.

Спектакли Наталии Касаткиной — руководителя балета, не есть нечто застывшее, раз и навсегда определённое, определенное беспрекословно. В зависимости от исполнителей, их индивидуальных особенностей один и тот же спектакль может меняться. В разных постановках одного и того же балета всегда присутствует творчество. Это не перенос, не «тиражирование» одного и того же варианта. Спектакль каждый раз словно рождается заново, обретая изначальную свежесть, новое своеобразие.

Наталия Касаткина — человек удивительной красоты. Внешней и внутренней. Человек высокого таланта, артистизма, вкуса, который проявляется во всём, с чем бы она в своей жизни ни соприкасалась. Будь то балет, поэтические строки своего либретто, постановка оперного спектакля, или руководство хореографическим коллективом. Во всём — «неизъяснимый сердца жар, одушевлённый труд и слёзы вдохновенья»…


…и Владимир Василёв

Каждому постановщику нового музыкального спектакля приходится в процессе работы общаться с либреттистом и композитором, с артистами и музыкантами, с художниками, осветителями, костюмерами, рабочими сцены. И каждая из этих профессий имеет свои особенности — и профессиональные, и психологические, — свою специфику. Многие из этих профессий В. Василёв попробовал сам, как говорится «своими руками».

После окончания Московского хореографического училища он танцевал во многих известных спектаклях Большого театра, и этот богатый артистический опыт очень пригодился в балетмейстерской деятельности. Он прекрасно сам «показывает» исполнителям то, что им предстоит сделать, подсказывает, какими путями добиться наилучшего художественного результата. В молодости он увлекся сочинением музыки; серьёзно занимаясь в семинаре самодеятельных композиторов под руководством Н. Каретникова, написал ряд собственных композиций. Столь близкое знакомство с профессией композитора, с композиторской кухней« имело важное значение для его последующей балетмейстерской и режиссёрской деятельности, которая всё время проходит в работе с современными композиторами. И я мог бы вспомнить не один случай, когда при знакомстве с моей новой музыкой в фортепианном исполнении или при первых корректурных репетициях оркестра Василёв очень конкретно и точно высказывал свои замечания и пожелания, свободно ориентируясь в непростой подчас музыкальной ткани.

Среди «хобби» В. Василёва — резьба по дереву (где он достиг изрядного мастерства), придумывание и конструирование художественных интерьеров (где всё делается своими руками). И, возможно, если бы он не был балетмейстером, то стал бы художником. Поэтому неудивительно, что всё его общение с театральными художниками, с работниками постановочной части всегда имеют высоко профессиональный смысл: он точно знает не только, что надо для спектакля, но и ясно представляет себе, как это возможно осуществить.


Наталия Касаткина и Владимир Василёв

Процесс создания нового спектакля необычайно сложен. Поначалу очень многое у Н. Касаткиной и В. Василёва (общий замысел, решение отдельных сцен и эпизодов, сочинение рисунка и пластики образов) рождается «за закрытой дверью», в уединённых местах во время совместных загородных прогулок. Происходит «невидимый миру» сложный внутренний процесс, где художественные индивидуальности каждого в отдельности, влияя друг на друга и взаимно обогащаясь, решают общую творческую задачу. Затем начинается работа с художником, репетиции с исполнителями, «разведение массовых сцен», первая встреча с оркестром. И, наконец, наступает решающий этап, когда музыка и танцы, декорации и свет — всё должно соединиться в единое целое. Здесь, когда уже во многом становится ясно, быть или не быть спектаклю, — начинается «соло Василёва». В эти моменты он выступает поистине как дирижёр сцены; с вдохновенной убеждённостью, с огромной режиссёрской воле проводит завершающий процесс рождения нового спектакля, где всё должно быть подчинено единой цели — максимальному воплощению художественной идеи.

А. Петров. «Время Музыка Музыканты».
Ленинградское Всесоюзное издательство и «Советский композитор»,
Ленинградский отдел, 1987 год.