Государственный Академический Театр Классического Балета
под руководством Н. Касаткиной и В. Василёва.

все жанры кроме скучного

English   Russian

Факты о балете


Балетный «археолог» и реставратор Евгений Кочаров

В творческом становлении художественных руководителей нашего театра Наталии Касаткиной и Владимира Василёва большую роль сыграл Евгений Сумбатович Кочаров — уникальная личность в истории отечественного балета. Весь мир прекрасно знает французского балетмейстера Пьера Лакотта — его называют балетным археологом, он признанный реставратор старинного балетного наследия. В нашем балете таким археологом был Евгений Кочаров, только о нем известно гораздо меньше, и даже фотографий в Интернете практически нет. И фамилия пишется то с буквой «а» в первом слоге, то с буквой «о». Последний сценический партнер великой Екатерины Гельцер, артист, выступавший на одной сцене с легендарными балеринами и танцовщиками, Евгений Сумбатович обладал уникальными способностями и феноменальной, особой «балетной» памятью. Он мог безошибочно показать любую старинную вариацию, па-де-де или даже целый балет. Этот потрясающий дар, к сожалению, был очень мало использован. Кочаров был потрясающе талантливым человеком, но непредсказуемым, не очень «удобным» в общении, странноватым, может быть, даже с «сумасшедшинкой».

Наталия Касаткина и Владимир Василёв с благодарностью вспоминали общение с Евгением Сумбатовичем. В программах театра с огромным успехом шли восстановленные Кочаровым старинные па-де-де из балетов «Сильфида», «Карнавал в Венеции», «Фестиваль цветов в Дженцано». Прикосновение к подлинным шедеврам Тальони, Бурнонвиля, Петипа так много дало молодым артистам «Московского классического балета»!

Галина Скуратова и Игорь Терентьев в па-де-де из балета «Сильфида», хореография Ф. Тальони

О Кочарове — снова из книги «Два героя в одном плаще».

«Все, кто служили в театре в том или ином качестве, приходили на работу и в конце дня уходили к себе домой. Домом Кочарова, его местом обитания был театр. Даже когда он возвращался в свою коммунальную квартиру, там все равно продолжался для него театр. Обоев на стенах не было видно. Вместо них — история балета Большого театра в фотографиях, афишах, рисунках, картинах, портретах балетных деятелей с сердечными надписями Кочарову. Огромное количество сухих букетов, которые он не выбрасывал.

Быта не было. Евгений Сумбатович питался кое-где, кое-чем. Ходил многие годы в одном и том же побуревшем плаще-дождевике, в пропыленных парусиновых туфлях зимой и летом. Но зато у него был чемодан, начиненный всем, что может понадобиться в театре. Мало ли что случится!

Это был ярко-талантливый человек, но его балетная карьера так и не сложилась. Никто не знал, как он себя в той или иной партии сегодня „видит“, что, не предусмотренное постановщиком, на себя нацепит, какую линию поведения себе придумает. Любил, чтобы все было „по-настоящему“, постоянно спорил с балетмейстерами.

Кочаров в опере „Фауст“ в балетной сцене „Вальпургиева ночь“ был Вакхом. Перед ним на возвышении лежала Вакханка — самая красивая балерина в театре, Галина Кузнецова. И Кочаров почувствовал себя настоящим Вакхом и „по-настоящему“ пленился прекрасной Вакханкой! Такая женщина! А он должен трясти над ней какой-то бутафорской погремушкой!

Кочаров на все свое жалованье покупает великолепную, прозрачную горсть винограда. На следующем спектакле в безумном восторге вскакивает на возвышение, высоко вскидывает громадную светящуюся гроздь и выжимает на грудь красавицы золотистый божественный нектар! Скандально! Зато — по-настоящему!

Анна Сердюк и Валерий Трофимчук в па-де-де «Карнавал в Венеции», хореография М.Петипа

Бескорыстие Кочарова было феноменально! Когда Наташа и Володя начинали работу в своем театре, в 1978 году, они попросили его подготовить с артистами „Вечер старинной хореографии“. Он работал самозабвенно, со всем своим пылом и азартом, не жалея ни себя, ни молодых артистов. Вечер удался. Кочарову выписали гонорар за работу.

„Как? — закричал Евгений Сумбатович. — Мне? Деньги? Не возьму! Мне показывали Гельцер, Мордкин, Гзовский бесплатно, а я только передавал то, чему научился у них, и за это я буду брать деньги?! Никогда!!!“

Обманом вынудили его подписать платежную ведомость: он не знал, что подписывает. Теперь он вынужден был получить эти деньги. Тогда Евгений Сумбатович широким жестом швырнул всю полученную сумму на прилавок цветочного магазина. К концу показа программы, когда молодые артисты вышли на поклон, Кочаров поднялся на сцену с громадным букетом и разбросал розы у ног исполнителей…»

Па-де-де из балета «Фестиваль цветов в Дженцано», хореография А. Бурнонвиля, танцуют Татьяна Палий и Владимир Малахов



к другим фактам